Как правильно любить

Как правильно любить?

Сидя в удобном мягком кресле, гримёры готовили меня к съёмке, поправляя причёску и макияж, а ведущий телепрограммы уже просматривал сценарий своих вопросов. Ни волнения перед камерой, ни внутренних вопросов: «как я выгляжу», даже ни одной заготовки с ответом, лишь навязчивая мысль, что сегодня – произойдёт некий… прорыв. Читать далее «Как правильно любить»

5+

Женщина: кто она?

Женщина: кто она?

Сумеречная тень уже успела упасть на землю, тогда как я до сих пор продолжала рассекать обширные степные земли. Машина несла меня вперёд, вслед заходящему солнцу. Мотор еле слышно урчал под капотом, колёса уверенно наматывали километр за километром, но мне всё казалось, что я почти не двигаюсь, стою на месте. Степь, без начала и конца, будто рассечённая надвое дорогой, скрадывала пройденное расстояние. Степная дорога, однообразная, монотонная, погружала в состояние полузабытья. Я на мгновенье задумалась.

Обширная степьЧто заставило меня бросить всё, проехать больше 2000 километров? Что зовёт меня туда, в неизвестность?

Неясное чувство, почти не осознаваемое мною, заставило меня покинуть цивилизацию, и мчаться вперёд. Что ждёт меня там, впереди?

Вот уже больше пяти часов я не видела ни одного человека, что я здесь ищу? В полном одиночестве, далеко от людей, сотовой связи, электричества, интернета? Вокруг меня безконечное, безкрайнее пространство…

Монголия, кажется, безконечной… Как бы я не старалась ехать быстрее, моя цель, пока не ясная даже мне самой, как призрачный, пустынный оазис, удаляется дальше и дальше, всё глубже уводя меня в безкрайние степи. Впереди лишь линия горизонта, словно разделяющая мир на две половинки, голубую и пёструю.

А ночь продолжала всё быстрее ложиться тёмным одеялом, заставив меня включить дальний свет. Почувствовав острую жажду и вместе с тем небывалую духоту, я резко остановилась.

С одной стороны останавливаться в полном одиночестве в совершенно незнакомом месте опрометчиво, но с другой… здесь нет даже никакой живности. Кому я нужна в этой степи? Тело взяло верх над страхом быть съеденной каким-нибудь степным волком и я смело вышла из машины.

Степной ветер обдал меня свежестью. От прохлады ночного воздуха тело отреагировало армией мурашек, и я невольно вздрогнула. Уже было совсем темно. И если подумать, что в радиусе четырёхсот километров и правда нет ни одной живой души, то ты находишься как будто в вакууме. Нет ни электричества, ни хорошего интернета, а телефонная сеть ловит приём через раз… Я абсолютно одна.

Отдавшись воле чувств и ощущений, я, прислонившись спиной к машине, просто закрыла глаза. Хотя этого можно было и не делать, всё равно вокруг полная темнота. Прислушиваясь к внутренним мыслям, я вдруг осознала, что их нет. Точнее они есть, но весь мыслительный процесс как будто выстроился каким-то особенным образом. Словно меня переключили на другой режим или если точнее вывели из режима ожидания.

С каждый вдохом мне становилось всё лучше. Кислород быстро растекался по венам, принося мне бодрость и вместе с тем ясность осознания, где я, кто я, зачем я здесь. Да, я должна была оказаться именно здесь…

Мой слух резко обострился. Став слышать отдалённые звуки, я различала голоса неизвестных мне птиц. Ветер стал по-особенному приветливым, нежно скользя по остывающей коже. Делая очередной вдох полной грудью, лёгкие наполнились смешанным, но приятным ароматом разных трав и вместе с тем мне показалось, что запахло… жаренным мясом.

Мясом? Эхом пронеслось в голове ещё раз, что от неожиданности я открыла глаза, хотя могла этого и не делать. Вдыхая и выдыхая, я стала принюхиваться, всё отчётливее ощущая аромат свежеиспечённого мяса, шашлыка, в общем, чего-то мясного и явно вкусного. Желудок придирчиво заурчал, напомнив, что кроме воды и пары печенюшек с самого утра ему не было предложено ничего другого. 

Осмотревшись по сторонам, я вдруг уловила еле заметный огонёк вдалеке. Недолго думая и особо не разбираясь – зачем, я достала из машины куртку, фотоаппарат с фонариком и пошла на маячок надежды, встретить живого человека.

Поначалу подсвечивая свой путь фонариком, я пыталась наступать аккуратно. Но через несколько минут стало понятно, что поверхность земли в данной местности идеально ровная, без каких-либо ям и кочек. Кустов, камней и прочих препятствий тоже нет. Решила, что нет нужды тратить батарейки просто так и, выключив фонарь, продолжила путь, просто следя за отблеском света.

Чем ближе я приближалась к свету, тем отчётливее чувствовался аромат манящей еды и даже послышались чьи-то голоса. Скоро стало понятно, что свет находится внутри… юрты, с настежь открытой «дверью». Запах и голоса доносились оттуда же.

Что ж, голод – не тётка, пирожка не подсунет. Надо идти – знакомиться. Заодно узнаю, правильно ли вообще держу свой путь…

Решительно набрав в лёгкие влекущего воздуха, я встала в проходе огромной юрты.

Моему взору сразу предстали двое мужчин с одной стороны и двое женщин с другой. Все они устремили свои заинтересованные  взгляды на чужеземку. Приложив все усилия, в памяти стали всплывать знакомые детские образы:

— Сайн байна уу? – неуверенно произнесла я.

— Сайн, сайн уу, — услышала я дружелюбный ответ.

Мужчина постарше жестом руки, как бы приглашая, указал мне на место возле костра с противоположной стороны входа ближе к женщинам. Насколько я могла помнить, это место считалось для приёма гостей. Моя память с быстротой света искала всё, что я могла помнить об обычаях и правилах данного народа.

Первый шаг внутрь, я, как и полагается, сделала с правой ноги. Далее я двинулась к своему месту по часовой стрелке, огибая костёр. Присев на маленький, но уютный топчан, покрытый чьей-то шкурой, я искренне и открыто улыбнулась сначала хозяину, затем женщинам, которые по велению жеста мужчины сразу же стали суетиться.

Мои мысли стали уноситься далеко в детство, проводя незримую параллель между воспоминаниями и обстановкой вокруг. Словно тёплой волной, где-то из глубины груди или, скорее всего, прямо из сердца, стала растекаться энергия приятного покоя и умиротворения. Я стала с наслаждением следить, как женщины стали готовить угощения.

Та, что постарше, видимо, супруга хозяина, быстрыми движениями рук растёрла между ладонями высушенные листья и, поставив большой чайник на огонь, всыпала заварку внутрь. Затем женщина принялась за сервировку небольшого подноса, а между тем, я перевела своё внимание на молодую женщину, по видимости невестку. Она опустила большую деревянную ложку в казан, вынув оттуда горячее и очень аппетитное мясо на косточках. Добавив к этому пшеничную лепёшку, мне прямо в руки, с уважительным поклоном головы, протянули национальное блюдо.

Поблагодарив от души девушку, я кивнула в ответ и, приняв из её рук тарелку, ощутила мягкое тепло, излучаемое от дерева. Обычный человек, никогда не видящий и не знакомый с жителями степей, подумал бы, что нельзя прямо так сразу нападать на еду, что из приличия надо выждать время, подержать беседу. Однако в Монголии это было бы верхом неуважения к хозяину, поэтому я сразу же приступила к трапезе.

Тёплое, сочное мясо проглатывалось, почти не жуя, то ли от долгого голодания, то ли от нахлынувших воспоминаний детства. Когда-то, будучи маленькой девочкой, я несколько лет прожила в Бурятии, тесно познакомившись с местными традициями и сейчас мне было, как никогда приятно вспомнить это счастливое время. А с виду ничем не примечательная пшеничная лепёшка, напомнила мне, как я и мой брат, целый день, бегая за овцами и баранами, то и дело забегали «домой», чтобы утащить самое вкусное хлебное лакомство…

Закипевший чайник окутался облачком пара. Старшая хозяйка, тут же открыв крышку, стала вливать туда растопленное масло, затем молоко, перемешанное с ложкой муки. Следя за всей чайной церемонией, я словно параллельно видела картинки из детства, как наша бабушка, точно так же готовила свой чай. Она всегда делала это с особой учтивостью, плавными движениями рук, будто бы готовя его для самой важной персоны на Земле. И вот сейчас этой персоной была именно я. Через несколько минут, женщина разлила чай по кружкам, сдобрив каждую щепоткой соли и перца.

По традиции чай преподносился сначала главе семьи, затем молодому мужчине, затем мне и только потом остальным женщинам.

Держа в руках деревянную пиалу, я сначала вдохнула аромат свежеприготовленного чая, а затем сделала первый глоток. Сочетание мягкого молока с солью, делали напиток далеко схожим с чаем нашего традиционного понимания. Это скорее напоминало сытный молочный бульон, одновременно утоляющий и жажду и голод. И только когда до конца допила, я, наконец, обратила внимание на мужчин, как они молча следили за языками пламени, изредка перекидываясь фразами.

Моя рука невольно коснулась фотоаппарата, но мысль тут же остановила это движение. Происходящее волновало память и воспоминания. Этот приятный бальзам мягкой волной разливался в уголки моей души так, что внутри стал ощущаться мощный прилив энергии. Надо ли сейчас нарушать эту идиллию?

Рука тут же вернулась на место, и я с наслаждением позволила себе продолжить присутствие в состоянии «здесь и сейчас», сохраняя эту сцену лишь в подсознании…

Судя по степени близости, это был отец и сын, без слов понимающие друг друга. Тут старший хозяин потянул руку за пазуху и, что-то достав оттуда, учтиво протянул мне. В моих руках оказалась монгольская старинная табакерка. Понимая, что нужно сделать, я аккуратно откупорила пробку и, задев концом тонкой ложечки нюхательный табак, поместила его на свой указательный палец. Теперь оставалось втянуть табак в ноздри…

Первое, что я почувствовала – это резкое жжение. Словно я вдохнула живой огонь. Нос обожгло, из глаз потекли слёзы…

— Духи зашевелились в тебе. Надо очиститься! – произнёс пожилой мужчина на монгольском, но к моему удивлению, я… понимала его.

Они с сыном оба достали курительные трубки и, раскурив одну из них, предложили мне сделать затяжку. Не знаю почему, но в данный момент я не считала это опасным или противоестественным.

Глубоко затянув дым в лёгкие, я ощутила резкий толчок головокружительной силы в затылок одновременно с першением в горле. Кашель завладел мною на долгую минуту, показавшуюся вечностью.

— Теперь смотри на огонь, — снова проговорил он и вновь, я понимала его речь.

Медленно переведя взгляд на костёр, моему взору предстало пламя, в несколько раз больше, объёмнее и теперь оно почти обжигало мои руки и кожу лица. Невольно, всё тело отстранилось назад. Однако я продолжала смотреть на него, как будто загипнотизированная его красками и особыми переливами, напоминающие мне движения рук, сплетения ног, пальцы, волосы. Боже, кажется,… там танцуют люди.

Женщина кто онаПытаясь следить за самым активным языком пламени, мне всё больше чудилось, что я вижу танцующую женщину. Она грациозно взмахивала руками вверх, красиво переставляя ноги в ритм потрескиванию раскалённых углей. Я не могла отвести от неё своего взгляда.

В этот самый момент я была готова поклясться, что вижу одновременно две картинки. Одну снаружи, в костре. Вторую прямо в моей собственной голове. Там я следила за убегающей картинкой своих воспоминаний. Память предстала передо мной в образе массы компьютерных файлов, со скоростью света пролетающих строками вниз. И как по волшебству, я внезапно смогла остановить весь поток информации пальцем в нужном мне месте. Я открыла нужный мне файл.

— Что со мной? – спросила я вслух и сама изумилась собственному изречению, произнесённому на монгольском языке. – Это же невозможно, — добавила я, проверяя саму себя.

— Ты очищаешься, — вдохнув табаку, ответил хозяин. – Возьми ещё и ты разбудишь в себе Умай.

Он снова протянул мне трубку, в то время как где-то внутри меня зашептал чёткий голос «возьми». Окончательно поддавшись своим новым ощущениям, я медленно вдохнула дым ещё раз.

Дым беспрепятственно проник внутрь, наполнив мои лёгкие густой сизой дымкой. На этот раз внутри меня что-то изменилось. Моё внимание стало более глубоким, сконцентрированным, устойчиво наведя фокус на необычность ощущений. Мозг почти приказывал больше не сомневаться и просто смотреть на пламя огня, где по-прежнему танцевала красивая женщина.

С каждой последующей секундой приходило осозание, что она трансформируется, приобретая совершенно новые качества. Сейчас она казалась мне более наполненной, целой, как Инь и Ян. В подтверждение моих мыслей, я сразу увидела рассечённый волнистой линией полупрозрачный круг. Больше не принадлежа самой себе, мои ощущения изменили окружающую реальность и передвинули точку восприятия мира. Я не могла идентифицировать, кто я. Как будто я была всем вокруг…

Это совершенно не зависело от меня и моей воли. Я просто растворилась в пространстве, где нет времени, нет чётких форм и границ.

 Внезапно передо мной стала разворачиваться старая, очень древняя история или  может настоящее…

Я впервые увидела, как создавалась… женская энергия. Как она, словно сотканная из тысячи искрящихся энергетических нитей превратилась в пульсирующий клубок. Сила и мощь этой энергии несравнима ни с чем, что может уложиться в человеческом понимании. Это та самая искра жизни, способная сотворить абсолютно всё. Великая Мать всех живых существ, дарующая жизнь каждому…

Образ сменился, и я стала различать огромную нескончаемую очередь из молодых душ, которым предстояло начать своё обучение в плотности, разбредаясь по многочисленным Галактикам, унося с собой след женской сути.

Ко мне вдруг пришло чёткое осознание, что эти души, отмеченные самой Матерью, являются её стражами, проводниками и хранителями мощной энергии Инь во всех уголках Вселенных. Точно так же, как другие души, являются стражами, проводниками и хранителями мощной энергии Ян… Но между двумя этими энергиями есть одно существенное различие.

Пытаясь разобраться, что же всё это могло бы значить, я машинально сделала очередную затяжку свежей порции табака или это не табак, только дошло до меня. Но сейчас всё это было абсолютно неважным, так как передо мной впервые, ясно и просто, открывались тайны Мироздания.

Видение стало ещё более пронзительным и глубоким, перенося моё сознание прямо в космический вакуум. Следя за энергией Инь, я уловила, что в ней отсутствует порядок и расчёт. Она больше напоминала первозданный хаос, где не было никаких разделений. Мне открылось совершенно новое понимание хаоса, где он выступал, прежде всего, символом рождения любого мира – где есть возможность рождения чего угодно без чёткого определения его сути. Именно абсолютная аморфность и неопределённость могут родить что-то уникальное, новое, ранее невиданное. Инь – это та обитель, где одновременно есть знание и незнание, рождение и смерть, бытие и небытие. Здесь нет форм, нет границ, нет вектора движения. Есть только творящая пустота.

Я вздрогнула от неожиданного осознания. Инь и Ян снова предстали передо мной в обычном круге, разделённом извилистой линией. Но эта линия прямо из центра стала вздыматься вверх, образуя острый мыс, тем самым круг трансформировался в треугольник. Треугольник стал больше походить на высокую гору. И вот Солнце и Луна вышли из-за горизонта, каждый рассыпая свой свет на одну из сторон горы. Но они быстро сменили друг друга, поменявшись местами. Таким образом, гора всегда оставалась горой, не меняя ни своей сути, ни своих свойств и структур, ни даже своего образа. Она просто с одной стороны была в свете Луны, а с другой в свете Солнца…

— Значит ли это… что, — произнесла я вслух.

— Так и есть, — старший хозяин кивнул в знак одобрения. – Это одна и та же энергия, обладающая одинаковой силой, находящаяся в постоянном движении великой пустоты. Здесь она может быть энергией Инь, там энергией Ян и наоборот. Но всё это, всё наше Мироздание – есть одна творящая Пустота…

Теперь фраза «Из ничего рождается всё» открылась для моего понимания более глубоко. Дуальность и двойственность мира – это всего лишь глобальная иллюзия. Всё есть движущаяся Пустота, рассматривающая один и тот же предмет с разных сторон.

— Но всё же, — не до конца понимала я, — есть ли различие между мужской и женской сутью или это одно целое?

— Наш ум слишком ограничен рамками данного мира, — произнёс пожилой мужчина, делая очередную затяжку и снова предлагая мне трубку. – Сейчас ты женщина, но завтра ты обязательно будешь мужчиной. И наоборот. Смотри, — и он вдруг откуда-то достал кинжал. – Что это?

— Это кинжал, — на автомате произнесла я, пока не понимая, к чему он клонит.

— Верно. И он всегда будет кинжалом. Рука разбойника может убить им человека. Плотник выстругает с его помощью деревянную игрушку для сына. Врач спасёт чью-то жизнь. Садовник посадит новое дерево или удалит сорняк. Ребёнок обрежет палец и узнает, что такое боль и острое лезвие. А хороший человек может защитить свою семью от врагов. Как ты видишь, это всего лишь кинжал, но как ты используешь его, какими функциями наделишь, решать только тебе. Ты всегда вольна делать свой собственный выбор, кем тебе быть именно сейчас.

— Сейчас я… женщина, — и я снова устремила свой взгляд на танцующий силуэт в огне. – Такая же прекрасная, дарующая жизнь другим, лёгкая, способная создать что угодно, наполнить своей любящей энергией каждую минуту жизни на Земле. Во мне заложена программа любви ко всему живому, потому что я голограмма творящей Пустоты…

По моим щекам потекли слёзы радости от осознания происходящего. Это выше любого экстаза. Это настолько мощная энергия, способная не только возродить давно утраченный смысл, но и дать импульс для новой жизни где-то за пределами этой Галактики. Я – женщина. Сейчас я энергия Инь, но в любой момент я могу стать энергией Ян, потому что я и есть тот целый круг, единое целое, состоящее из всех частей, из всех элементов Вселенной. Я наконец-то нашла… саму себя.

Веки разом отяжелели и сами собой стали слипаться. Не в силах справиться с опустившейся усталостью, что-то пробормотав, я просто свернулась калачиком там же, где и сидела, заснув крепким сном младенца…

Открыв глаза, я увидела перед собой чистое голубое небо без единого облачка. Солнце светило высоко в самом зените. Пошевелившись, я еле смогла приподняться на локтях, так как моя спина и ноги затекли.

Не понимая, где нахожусь, я стала оглядываться по сторонам. На земле рядом со мной лежал кинжал с красиво изогнутой деревянной рукояткой. Рука машинально потянулась к нему и, дотронувшись до гладкой поверхности, меня пронзило острое воспоминание о минувшей ночи. Длинная дорога, юрта, чай, монгольская семья, танец женщины в огне, круг Инь и Ян… и кинжал.

Но где же они? Вокруг не было не единого намёка на присутствие людей. Лишь зелёная лужайка и пара маленьких кустиков какой-то растительности. Я встала, чтобы оглядеть пространство с высота своего роста. Ни следов от костра, ни примятой травы, ничего…

Неужели мне всё приснилось? Мозг отказывался воспринимать эту версию. Это было настолько ярко в воспоминаниях, что я могла рассказать абсолютно каждую минуту своего нахождения в юрте. Но факт оставался фактом. Кажется, я проспала прямо на земле всю ночь…

Ничего не понимая, я вдруг вспомнила о фотоаппарате. Он лежал под моей курткой. Но ведь я сама отказалась их фотографировать…  Но пальцы уже сами включили технику и как только я нажала на просмотр изображений, то увидела грациозную женщину в танце… языков пламени.

Автор — регрессолог Ольга Сорокина

4+

Народное сообщество всех обиженных

Современная притча

В здании НСВО или по-другому Народное Сообщество Всех Обиженных, как всегда дела кипели. Из кабинета в кабинет бегала искромётная Инициатива и вот, наконец, когда последние материалы дела были положены на стол Верховному Разуму (хотя в народе его называли просто – Неокортекс или ещё проще Нео) – слушание началось.

— Рассмотрев дело об умышленном неисполнении своих прямых обязанностей, мы пришли к выводу, что стороны должны объясниться лично, — важно начал разговор Верховный Разум, он же Неокортекс, он же Нео. – Итак, первым начнёт… Читать далее «Народное сообщество всех обиженных»

11+

Выбор есть всегда

Выбор есть всегдаВыбор есть всегда

Он долго бродил по одиноким улицам в поисках утешения. Бог снова обманул его, жестоко обманул, хотя когда-то пообещал, что всё будет хорошо. Однако это «хорошо» так и не наступало. Читать далее «Выбор есть всегда»

7+

Плотность счастья

Плотность счастья

Что такое плотность счастья? Какова его формула? И как же это самое счастье можно потрогать, ощутить, вдохнуть в себя? Всё намного проще, чем может показаться на первый взгляд. Его – счастье – надо лишь позволить себе Увидеть, пригласить к себе в гости и вместе с ним прочувствовать восторг и радость того, что нас окружает. Читать далее «Плотность счастья»

0

Печенье

Печенье

TE1CNKTOEpk

Глаза слипались сами собой. Им же вторила активная зевота и вообще весь мой организм явно протестовал против этого ночного рейса. Но куда деваться, если других билетов просто нет, а лететь почти приказали. Читать далее «Печенье»

4+

Где живёт Бог?

Где живёт Бог?

Где живет Бог? Ольга Сорокина

Девочка лет пяти долго сидела на корточках и внимательно следила за бегающими туда-сюда муравьями. Этот процесс всегда занимал её маленькую головку. Вот один муравейчик забежал в свой домик, другой наоборот убежал куда-то, третий тащит на себе соломинку, а чуть подальше целая группа собратьев строят новые домики. Их всегда так много вокруг и каждый занят своим делом. Девочка твёрдо была уверена, что все они знают друг о друге. Читать далее «Где живёт Бог?»

0

Играй гармонь

Играй гармонь

Играй гармонь, Ольга СорокинаСтарая скрипучая повозка медленно тронулась в сторону деревеньки. Извозчиком был такой же старый дед и везли его – две старые кобылы… Он то и дело оборачивался, чтобы поглядеть на пустое место, где ещё час назад лежало тело его единственного верного друга – старого пса. Собака умерла… забрав с собой много лет их совместной жизни, где были и минуты радости и дни печали. Читать далее «Играй гармонь»

1+

Ожидание в ожидании

В ожидании, ольга сорокина, гипнозВ ожидании

Поднимаясь по скользким ступенькам, Алина в который раз подняла глаза к довольно известной вывеске в городе. Центр планирования семьи. Она судорожно убрала прядь намокших волос за ухо, остановилась на секунду и в нерешительности продолжила свой путь.
Читать далее «Ожидание в ожидании»

1+